Скалолазание, альпинизм и
Виа-Феррата в Крыму

Позвонить на +7 (978) 1000-451

Написать в Whatsapp: +79781000451

Почему не забирают тела погибших с Эвереста? Ответ альпиниста

Дата: 23.02.2020 | Автор: Сергей Сумберг

«Ты был на Эвересте»? Этот вопрос наверняка слышал любой альпинист. Недавно мне задали его в очередной раз. 

Я не был был на Эвересте. И не очень хочу, и не очень могу. 

Но, 20 лет нахождения в информационном альпинистском пространстве и личный опыт горовосхождений на более низкие вершины даёт мне возможность написать такую статью. 

Большинство публикаций в интернете на эту тему написаны не альпинистами. Хуже того, переписаны с других статей не альпинистов. Чтобы избежать откровенного бреда, я решил разложить всё по полочкам.

Идём с клиентом из Канады на вторую по высоте вершину Кавказа — Дых-тау 5204 метра. Фото — Алексей Трубачёв. 

Коммерция и спорт

Как было раньше

Всего несколько десятилетий назад на Эверест, и на другие восьмитысячники, ходили только тренированные спортсмены. Экспедиций было в разы меньше, чем сейчас. Обычно они проходили под покровительством и с финансовой поддержкой того государства, гражданами которого были участвующие альпинисты.
Туристическая инфраструктура в горах Непала и Китая  была слаборазвита, и экспедиции стоили совсем космических денег, поскольку степень автономии была выше. Для местных жителей альпинисты были в диковинку и воспринимались как гости. 

При таком раскладе, на Эвересте соблюдались этические правила истинного альпинизма. Если с кем-то приключалась беда, товарищи спасали его без колебаний. Ценность жизни другого человека не могла быть ниже возможности достигнуть вершины самому. Да и случаи, требующие спасательных работ, случались редко. Опытный человек раньше понимает, что что-то пошло не так и принимает решение о спуске. Неопытный может пропустить этот момент и зайти слишком далеко.   


Раньше, обычного человека никто бы не взял в спортивную экспедицию.  Деньги решали не всё. Неопытный человек был бы угрозой для всех остальных участников и для успеха всей экспедиции. 

Шерпы, местные жители высокогорья, за редким исключением не обладали навыками альпинизма и нужным снаряжением. Опытных было мало. Поэтому, выше определённой высоты, спортсмены-альпинисты рассчитывали только на себя и на своих товарищей. 

Как теперь

Эпоха крупных «государственных» экспедиций прошла. Люди побывали на всех высоких вершинах, по разным маршрутам. Ценность восхождения сместилась от «победы любой ценой» к качеству стиля, в котором совершён подъём. Чем меньше людей, чем меньше оборудования и помощников задействовано, тем оно стало весомее. Особо ценятся одиночные и «бескислородные» восхождения. 

Туризм в Непале стал основным источником пополнений в бюджет. Правительство продаёт разрешения на восхождения. Местные жители носят грузы, предоставляют ночлег, кормят туристов. Цены на их услуги всё время растут, а отношение к бывшим гостям у большинства приближается к уровню «ещё один мешок с деньгами».

Появились коммерческие турфирмы, которые взяли на себя роль организаторов экспедиций. Они нанимают проводников-альпинистов (гидов), шерпов, координируют всю логистику и процесс восхождений. Теперь у любого человека есть возможность присоединиться к такой экспедиции. Я хотел написать «у любого физически здорового» человека, но на Эверест поднимались и слепой, и человек на протезах, и так далее. 

Получилось так, что деньги стали решать многое. Если восходитель не несёт груз, идёт всё время с кислородным баллоном, то вопрос стоит в том, сколько нужно шерпов-носильщиков, чтобы занести за него весь груз и кислород. Помощники поставят палатку, приготовят еду, вовремя разбудят. Если что-то пошло не так, помогут спуститься. 

Никто не отрицает, что даже такой подъём является личным подвигом и вызывает интерес у многих. Почему бы и нет? Лучше так, чем никак. Мода на подобные восхождения растёт с каждым годом. 

Но не с каждым коммерческим альпинистом идут личные шерпы. Не у всех есть так много денег. Кто-то накопил только на «базовый» пакет услуг и всё ещё должен рассчитывать на свои силы. 

И вот на горе собрались сотни альпинистов новой эпохи. Правительству Непала выгодно продать как можно больше пермитов (разрешений) на восхождения. Коммерческих фирм тоже много, и все привезли своих клиентов. Все хотят на вершину. 

Обычно на Эверест ходят весной и осенью. Это лучшее время года с относительно хорошей погодой. В эти периоды есть подходящие для штурма дни, а есть неподходящие. Естественно, что все выходят из высотных лагерей в хорошие дни, а в плохие сидят по палаткам. Иногда непогода затягивается на много дней или даже недель. После этого на маршрут выходят почти все и получаются огромные очереди, из нескольких сотен человек. 


Как вы уже поняли, на горе собрались не только друзья, спортсмены и благородные альпинисты. Естественно, что кому-то станет плохо, кто-то переоценит свои силы, например дойдёт до вершины любой ценой и ослабнет. Если все будут всех спасать, то каждый погожий день на горе превратится в одну слошную спасательную операцию.

Чтобы подняться на Эверест, нужно хоть как-то тренироваться заранее, заплатить много денег, один-два месяца потратить на акклиматизацию к высоте, выпасть на это время из всех рабочих и семейных процессов, наконец дождаться хорошей погоды и выйти на восхождение. И что вы будете делать, когда в очереди, на снежной тропе, какому-то незнакомому человеку стало плохо, при том, что вам тоже не очень хорошо? 

Зона Смерти

«По правилам альпинистов, всё, что находится выше 6000 метров над уровнем моря – это Зона Смерти. Здесь действует принцип «каждый сам за себя». Отсюда даже пострадавшего или умирающего чаще всего никто вытащить не возьмётся. Слишком тяжело даётся каждый вдох, каждое движение».

Это цитата из типичной статьи про восхождение на Эверест. Точного значения, с какой высоты человеческий организм даже в покое и при хорошем питании будет тратить больше энергии и жизненных сил, чем может восстановить, не скажет никто. Это будет зависеть ещё и от географической широты, на которой находится гора, и от особенностей каждого человека. Чем ближе к экватору, тем легче переносится высота. У разных людей разные скорости обменных процессов и другие особенности организма. 

Лежу и вставать не хочу после резкого подъёма на высоту всего 4600 метров. Фото Алексея Трубачёва. 

Выше 7000 метров долго находиться опасно. Выше 7500 каждое движение забирает огромное количество энергии. 

Спасать нельзя Восходить

Альпинисты проходят десятками мимо умирающего, но ещё живого человека? Мимо женщины, такой обоятельной на вечеринке в базовом лагере неделю до этого? Как это возможно? 

Здесь может помочь сравнение с тем чувством, когда отводишь глаза во время прохода инвалида в вагоне метро. Отдалённо, но что-то общее есть. 

Большинство оправдывает свой поступок фразами «у этого человека есть фирма, которую он нанял, пусть помогают их гиды и шерпы», «у нас нет сил», «всё равно уже поздно» и так далее. 

Если бы этот вопрос морали имел однозначный ответ, то на Эвересте или совсем бы не было мёртвых тел, или всё было бы ими усеяно. 

Описано множество случаев и героического спасения, в том числе ценой собственной жизни, и не поддающегося равнинной логике невмешательства. Как и в остальном мире, на высшей горе планеты соседствует чёрное и белое. 

Почему тела не спускают?

Если сложно помочь даже ослабшему человеку, то что говорить о неподвижном 60-100 килограммовом грузе.

Вертолёт

На такой высоте вертолёты ещё не могут совершать полезных действий. Были рекордные подъёмы, на специально подготовленных и максимально облегченных машинах. Но время, когда они смогут снимать заболевших или погибших, ещё не пришло. 

Спуск силой людей

Чтобы спустить труп вручную, нужно очень-очень много опытных людей, и очень много времени. Если кто-то из родственников решится на это, то вопрос стоит о сотнях тысяч долларов. Чем с большей высоты спускать, тем дороже. Такой спуск ставит транспортировочную команду в условия большого риска и возникает вопрос — стоит ли рисковать живыми ради мёртвых?

Чего только стоит переход через ледопад Кхумбу. На фото одна трещина, а их десятки:


Сбросить в пропасть

Во-первых, нужно разрешение родственников. Во-вторых, тела примерзают к склону и даже просто передвинуть их к обрыву на несколько метров или десятков метров — уже трудная задача. 

Капсулирование

По сути, это временная маскировка, высокогорная могила. Тело накрывается белой тканью, которая скрывает детали. В этом есть что-то правильное и это лучше, чем лежать под открытым небом на виду у всех. 

Вывод

На сегодняшний день, сложившаяся ситуация — это равновесие между возможностями и желаниями, как по поводу оказания помощи ещё живым, так и по поводу спуска тел вниз. Как только возможности вырастут, скорее всего с помощью развития технологий, проблема будет решена.
К тому же, технологии могут изменить ситуацию с самим восхождением на Эверест до неузнаваемости. 

Ещё один вариант развития ситуации — введение Непалом более строгих требований к восходителям. Например, количество шерпов на одного человека, правила обязательной помощи всеми находящимися на горе группами и так далее. Это невозможно сделать без ограничения количества пермитов, выданных на год, и без значительного удорожания экспедиции для каждого участника. 

Сложна и ситуация с мусором на горе. Когда под угрозой жизнь, мало кто заботится о чистоте склонов. 

Мусор и человек на вершине. Или человек и мусор на вершине

P.S. Высота Эвереста

Эверест — самая высока гора на планете. Сущестувуют разные системы измерения высоты, которые показывают разные значения в пределах десятков метров. Общепринятая высота составляет 8848 метров над уровнем моря.

P.P.S. Почему у Эвереста разные названия?

Гора также известна под именем «Джомолунгма». В переводе с тибетского это значит «Божественная Мать жизни».

Международное название «Эверест» появилось в честь главы геодезической службы Британской Индии сэра Джорджа Эвереста просто потому, что его сотрудники, даже не он сам, в 1852 году впервые измерили высоту горы. 

Непальцы называют гору Сагарматха, что переводится как «Мать Богов».



Наши партнёры:

партнеры попробуйскалолазания